Главная / Земельное право / Лесное право

Лесное право

  Разрешая дело, суд первой инстанции исходил из того, что на момент предоставления  в собственность  истице спорного земельного участка он фактически находился и находится в границах земель лесного фонда. При этом суд почему-то основывается исключительно на материалах лесоустройства.  Хотя в материалах  дела  имеются сохраняющий юридическую силу правоустанавливающий документ  истицы,  который  суд  просто игнорирует.   
     В действительности,  ст. 7 и 12 Основ лесного законодательства Союза ССР и союзных республик  от 17.06.1977 года было установлено, что полномочия в области регулирования лесных отношений - по установлению порядка пользования лесами, воспроизводства, повышения продуктивности, охраны и защиты лесов; установления перспективных планов развития лесного хозяйства, использования лесных ресурсов и полезных природных свойств леса - были отнесены к ведению союзной республики. С этой целью соответствующим государственным органам и подведомственным им лесохозяйственным предприятиям  вменялись обязанности организовывать использование по целевому назначению и обеспечивать охрану земель, имеющихся в пользовании этих предприятий, определять площади, на которых должны осуществляться различные виды лесных пользований и проводиться мероприятия по воспроизводству лесов и уходу за лесом.
    Также согласно ст. 94 Земельного кодекса РСФСР от 05.04.1991 года порядок использования земель лесного фонда регулируется законодательством РСФСР и республик, входящих в состав РСФСР. Впоследствии,  ст. 74 и 75 Основ лесного законодательства РФ от 06.03.1993 года для  вышеуказанных  мероприятий, направленных на обеспечение рационального ведения лесного хозяйства и пользования лесным фондом и эффективного воспроизводства, охраны и  защиты лесов  был  введен  термин «лесоустройство».
   Одним из элементов данной процедуры являлось определение границ и внутрихозяйственная организация территории лесного фонда лесхоза. Как отмечается  в названном документе,  при лесоустройстве для владельцев лесного фонда составляются проекты, в которых дается комплексная оценка ведения лесного хозяйства и пользования лесным фондом за прошедший период, разрабатываются основные положения организации и развития лесного хозяйства. Указанные проекты и другие материалы лесоустройства после утверждения их государственными органами управления лесным хозяйством являются обязательными нормативно-техническими документами для ведения лесного хозяйства и пользования лесным фондом, прогнозирования, перспективного и текущего планирования.
     Аналогичные положения содержались и в ст. 72  и 73  Лесного кодекса РФ  от 29.01.1997 года. В соответствии с этим п. 4 Положения о Министерстве лесного хозяйства  РСФСР, утвержденного Постановлением Совета Министров РСФСР от 15.12.1971 № 661,  было установлено, что проекты организации и развития лесного хозяйства  должны быть утверждены Министерством лесного хозяйства РСФСР.
     В данном случае в качестве материалов лесоустройства  в деле представлена копия Таксационного описания Борисовского лесничества из Проекта организации и развития лесного хозяйства Сосновского механизированного лесхоза, к которому прилагается планшет (2) лесоустройства 1981 года и планшет (3) лесоустройства 2004 года. 
    В силу ч. 2 – 6 ст. 67 ГПК РФ никакие доказательства не имеют для суда заранее установленной силы. Суд оценивает допустимость и достоверность каждого доказательства в отдельности. При оценке документов или иных письменных доказательств суд обязан с учетом других доказательств убедиться в том, что такие документ или иное письменное доказательство исходят от органа, уполномоченного представлять данный вид доказательств, подписаны лицом, имеющим право скреплять документ подписью, содержат все другие неотъемлемые реквизиты данного вида доказательств. Данные обстоятельства являются необходимыми условиями  для  тождественности  копии документа и его оригинала.
     Анализ же материалов лесоустройства показывает, что  они представляют собой  копию  отдельных страниц книги,  в которой воспроизведена информация из неизвестного источника.  Поэтому подпись Главного лесничего Борисовского лесничества  и печать лесничества  могут свидетельствовать только  о том, что  копия с книги  снималась  именно им; но не в состоянии  засвидетельствовать  действительность  самого проекта организации и развития лесного хозяйства и приложенных к нему планшетов лесоустройства. Поскольку заверенные тексты не содержат необходимых реквизитов такого рода правоустанавливающих документов, а  именно   копия  должна  сниматься  с оригинала  Проекта организации и развития лесного хозяйства Сосновского механизированного лесхоза, утвержденного  Министерством лесного хозяйства РСФСР.
    В любом случае суд первой инстанции, придавая лесоустроительной документации статус допустимого доказательства в настоящем деле, руководствовался  устаревшей редакцией ст. 101 ЗК РФ, содержание  которой  перед вступлением в силу нового Лесного кодекса РФ  (01.01.1997 года) было  изменено  в части  исключения  из нее положения о том, что границы лесного фонда определяются в соответствии с материалами лесоустройства. 
     В действительности,  в соответствии со ст. 4.1 ФЗ от 04.12.2006 № 201-ФЗ «О введении в действие Лесного кодекса Российской Федерации» и принятым в ее развитие  «Порядком проведения государственного учета лесного участка в составе земель лесного фонда», утвержденного Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 28.11.2007 № 310,  таксационное описание лесного участка и планшеты лесоустройства  являются  всего  лишь  некоторыми  промежуточными  документами,  необходимыми для государственного учета  лесного участка.  По результатам государственного учета лесного участка выдается План лесного участка,  заверяемый органом государственной власти, осуществляющего ведение государственного лесного реестра (в данном случае – Комитетом по природным ресурсам Ленинградской области), в котором и должны  быть  воспроизведены  в графической и текстовой форме действительные сведения о расположении и границах лесного участка. Однако  указанное  допустимое  доказательство ответчиками  в нарушение  ст. 56  ГПК РФ  не представлено.     
    Тем не менее,  на материалах лесоустройства, не соответствующих  признакам  достоверного  и допустимого  доказательства ни по форме, ни по содержанию, суд первой инстанции  основывает  практически  все  ключевые  выводы в настоящем деле:
- на момент издания постановления Главы администрации Петровского сельского Совета Приозерского района Ленинградской области № 189 от 19 августа 1992 года о предоставлении земельного участка В., спорный земельный участок относился к лесному фонду  и  являлся  федеральной собственностью;
- земельный участок лесного фонда с кадастровым номером <...> прошел процедуру межевания и границы земельного участка установлены в соответствии с действующим законодательством,  поскольку спорный земельный участок  на  момент его предоставления в собственность фактически находился и находится в границах земель лесного фонда;
- заключение специалиста Б.,  сделанное исходя из  данных о межевании  земельного участка  лесного фонда, оспариваемых в настоящем деле,  и  планшетов лесников, указывающих на нахождение границ земельного участка истицы на лесных землях,  является  достоверным  доказательством.
   Кроме того,  в силу  ч. 4 ст. 67 ГПК РФ результаты оценки доказательств суд обязан отразить в решении, в котором приводятся мотивы, по которым одни доказательства приняты в качестве средств обоснования выводов суда, другие доказательства отвергнуты судом, а также основания, по которым одним доказательствам отдано предпочтение перед другими. Согласно п. 3 ст. 14 ФЗ от 21.12.2004 № 172-ФЗ «О переводе земель или земельных участков из одной категории в другую» в случае наличия противоречия между данными о принадлежности земельных участков к землям определенной категории, указанными в документах государственного кадастра недвижимости, и данными, указанными в правоустанавливающих документах на земельные участки или документах, удостоверяющих права на землю, если такие документы получены до вступления в силу настоящего Федерального закона, отнесение земельных участков к землям определенной категории осуществляется на основании данных, указанных в правоустанавливающих документах на земельные участки или документах, удостоверяющих права на землю, по заявлениям правообладателей земельных участков. В соответствии со ст. 83 ЗК РФ землями населенных пунктов признаются земли, используемые и предназначенные для застройки и развития населенных пунктов. Границы населенных пунктов отделяют земли населенных пунктов от земель  иных категорий.  Как следует из п. 1 ст. 4.1 ФЗ от 29.12.2004 № 191-ФЗ «О введении в действие Градостроительного кодекса Российской Федерации», границы населенных пунктов существуют  вне  зависимости от наличия  утвержденных  генеральных  планов  поселений.
      В данном случае согласно правоустанавливающим документам – Государственным актам на право собственности на землю № <...>, выданному на основании постановления Петровского сельского Совета от 19.08.1992 № <...>, выданному на основании постановления этого же Совета от 25.08.1992 года № <...>, спорные земельные участки были предоставлены для ведения личного подсобного хозяйства. Данный вид разрешенного использования для земель лесного фонда не предусмотрен.  Местонахождение  спорных участков  указано  в пределах  населенного пункта п. Варшко. Соответствующие Чертежи границ земельного участка подписаны  архитектором г. Приозерска, что означает признание  их местонахождения в пределах  населенного пункта.  Архивным отделом Администрации муниципального образования Приозерский муниципальный район была направлена в адрес суда заверенная копия вышеуказанного постановления Петровского сельского Совета от 25.08.1992 года, из которого следует, что спорный земельный участок был изъят  из землепользования Петровского сельского Совета и предоставлен  В. для ведения личного подсобного хозяйства в п. Варшко Петровского сельского Совета.
     Нотариус Приозерского нотариального округа Н.  предоставил суду  копии хранящихся в архиве нотариуса  Договоров купли-продажи жилого дома от 11.12.1991 года и от 18.02.1992 года, Решений Петровского сельского Совета от 26.11.1991 года № № <...> и Актов оценки пустующего жилого дома от 04.12.1991 года и 12.02.1992 года, подписанного Главой администрации Петровского сельского Совета и Директором МГП «БТИ», из которого следовало, что приобретенный В. жилой дом находился на момент приобретения на земельном участке, предоставленном ей в пользование Исполкомом Петровского сельского Совета, а до этого был в составе земель госземзапаса.
   Администрация Петровского сельского поселения  предоставила суду Выписки из похозяйственной книги от 11.02.2011  № № <...>,  из которых следует, что в настоящий момент спорные земельные участки  находятся в д. Варшко и предназначены  для ведения личного подсобного хозяйства. Этой же Администрацией  были направлены  в суд  Ситуационные планы размещения  земельных участков, принадлежащих  истицам,  согласно которым их месторасположение  находится  в пределах условной границы  населенного пункта д. Варшко,  координаты которой внесены в Дежурную кадастровую карту. Помимо этого, данное обстоятельство было подтверждено  Пояснительным письмом от 23.03.2011 года,  предоставленным геодезической организацией ООО «Сфера», а также пояснениями специалиста - кадастрового инженера Б.
     Что же касается  того обстоятельства,  что  граница населенного пункта  пока  не прошла межевания («условная граница»), то это не отменяет ни факта наличия в Дежурной кадастровой карте  сведений о ней  (а значит в графической форме и с координатами), ни тем более факта  наличия в этом месте  населенного пункта д. Варшко. Так, согласно п. 4 ст. 13 ФЗ от 24.07.2007 № 221-ФЗ «О государственном кадастре недвижимости», п. 2 «Состава сведений кадастровых карт», утвержденных Приказом Минэкономразвития России от 19.10.2009 № 416,  сведения о границах населенных пунктов, внесенные в государственный кадастр недвижимости, в графической и текстовой форме воспроизводятся в кадастровых картах, составленных на единой картографической основе, в частности,  на  дежурных кадастровых картах.  Во всяком случае,  как следует из п. 181 Лесоустроительной инструкции, утвержденной Приказом Министерства природных ресурсов РФ от 06.02.2008 № 31,  содержание упомянутых выше лесоустроительных  планшетов должно соответствовать не только прошедшим межевание границам черты поселений, расположенных среди земель объектов землеустройства, но и любому иному заверенному описанию этих границ.  Наконец, Кадастровый паспорт на земельный участок В. свидетельствует о том, что на момент вынесения оспариваемого судебного решения  в государственном кадастре недвижимости содержатся сведения о категории земель – земли населенных пунктов, что собственно она и просит подтвердить в судебном порядке. По меньшей мере, это должно означать, что в государственном кадастре недвижимости, в его текстовой части (кадастровый паспорт указывает на земли населенных пунктов)  и  графической (дежурная кадастровая карта указывает на земли лесного фонда) содержатся  противоречивые сведения. Данное обстоятельство  не позволяет  считать данные дежурной кадастровой карты в указанной части  достоверным доказательством того, что  земельный участок  В.  находится на землях лесного фонда.